Доказательная медицина

Содержание

Доказательная медицина: вводный курс

Доказательная медицина

Как такового универсального определения термина «доказательная медицина» не существует. Он кочует из статьи в статью, трансформируясь в зависимости от источника, его использующего.

Если усреднено, то доказательная медицина — это собирательное понятие, охватывающее методы сбора, анализа, трактовки медицинской информации, обеспечивающие научно обоснованный выбор безопасных и эффективных средств диагностики, лечения и профилактики заболеваний.

Прежде всего следует сказать, что понятие «доказательная медицина», в какой то степени, заимствованное — это перевод английского «Evidence-based medicine» (EBM), предложенного канадскими учеными университета Мак-Мастера в 1990 году. Но не стоит придавать такое уж большое значение этой дате, так как она отнюдь не тождественна возникновению доказательной медицины как явления.

Если отбросить словесную эквилибристику, то принципы доказательной медицины в той или иной степени использовались уже с середины 19 века, когда «эпоха кровопускания», которое, до сей поры, было возведено в ранг панацеи, сменилась так называемым «периодом терапевтического нигилизма».

К врачам пришло понимание, что преимущества одного способа лечения перед другим должно базироваться не на слепом следовании «проверенным временем» методам, больше напоминавшим шаманское камлание, а на анализе конкретных результатов клинических наблюдений, полученных при практическом использовании сравниваемых методов. То есть, североамериканские ученые всего лишь назвали своими именами то, что существовало в Старом Свете более века тому назад.

У доказательной медицины существует и немало критиков, но думается, все это идет лишь от не совсем правильного понимания ее сути.

Доказательная медицина — это не сборник теоретизированных догм, позволяющих, грубо говоря, условному интерну Лобанову лечить любого пациента, открыв нужную страницу соответствующего стандарта лечения.

Доказательная медицина — это, в первую очередь, искусство использовать собственные знания и врачебную интуицию, не скатываясь в то же время в излишний эмпиризм, а полагаясь на, безусловно, доказанные методы лечения заболеваний.

Система подтверждения эффективности

Доказать эффективность того или иного лекарственного средства или метода диагностики и лечения (если мы говорим о высоком уровне доказательности согласно единой мировой классификации) порой не легче, чем подтвердить существование снежного человека или лохнесского чудовища. Почему? Обо все по порядку.

В основе доказательной медицины лежат клинические испытания, т.е. не в лабораторной пробирке или на белой мыши, а непосредственно на людях.

Основополагающим документом, регламентирующим проведение клинических испытаний и обязательным для руководства всем ученым от медицины, является Хельсинкская декларация, принятая в 1964 году Всемирной медицинской ассоциацией.

На основе этого документа создаются локальные правила проведения клинических испытаний во многих странах мира, включая и нашу. Существуют общие принципы организации проведения клинических испытаний. Перечислим их:

  1. контролируемость, т.е. обязательное наличие контрольной группы, принимающей препарат сравнения или плацебо («пустышку») параллельно основной группе, которая принимает исследуемый препарат. Это нужно для того, чтобы исключить вариант самовнушения при лечении данным лекарственным средством. При этом различают:
    • простое слепое исследование, когда его участник не знает, что конкретно он принимает: исследуемый препарат или плацебо;
    • двойное слепое исследование, когда об этом не знает также и врач;
    • тройное слепое исследование, когда эта информация скрыта, в том числе, и от руководителя исследования;
  2. рандомизированность. Это значит, что в группу набираются однородные пациенты, которых впоследствии абсолютно случайным образом разделяют на экспериментальную и контрольную группы;
  3. обязательное соблюдение всех принципов и этических норм, представленных в Хельсинкской декларации.

В нашей стране основные принципы проведения клинических испытаний приведены в Законе об обращении лекарственных средств, Правилах клинической практики в Российской Федерации, утвержденных Приказом Минздрава от 19.06.2003 №266 и ряде других подзаконных отраслевых нормативно-правовых актах.

Доказательная медицина

Арчи Кохран и Кохрановское сотрудничество

Арчи Кохран Любой более или менее содержательный рассказ о доказательной медицине невозможно представить себе без упоминания этого человека.

Английского эпидемиолога Арчи Кохрана (Archie Cochrane) можно назвать первопроходцем, ведь именно ему в 1972 году пришла в голову блестящая мысль провести инвентаризацию накопленной к тому времени медицинской информации и отделить, так сказать, зерна от плевел, то есть, методы и средства лечения с эффективностью, доказанной в рандомизированных исследованиях, от методов, эффективность которых подобным образом не подтверждалась. Он усовершенствовал технологию проведения мета-анализа, т.е. статистической обработки множества проведенных исследований, как будто бы это было одно большое исследование. В 1993 году, уже после смерти ученого, создается организация «Коxрановское сотрудничество» (Cochrane Collaboration), к которому в 1999 году присоединяется и Россия. Основная задача организации — помощь медикам всего мира в объективном выборе клинически испытанного лекарственного средства или способа лечения. Это достигается путем постоянного поиска и систематизации сведений о проведенных рандомизированных контролируемых клинических исследованиях. Силами представителей организации «Кохрановское сотрудничество» была создана Кохрановская библиотека.

Кохрановская библиотека — уникальный ресурс, гигантская база данных в области доказательной медицины. Так, в нее входят обобщенные обзоры рандомизированных клинических испытаний, отобранных в соответствии со строгими критериями. Проще говоря, далеко не каждое рандомизированное исследование признается достоверным и, соответственно, достойным включения в Кохрановскую библиотеку. Помимо обзоров, этот ресурс содержит регистр рандомизированных контролируемых клинических испытаний. Созданию и пополнению регистра предшествует кропотливейшая работа, по сути, ручной поиск публикаций результатов исследований в медицинской периодике. Одним словом Кокрановская библиотека — это просто кладезь знаний для каждого медицинского работника, который не просто механически выполняет свою работу, а стремится постоянно повышать свой уровень знаний и профессиональной компетентности. Достаточно только ввести в поисковую строку наименование интересующего препарата или заболевания — будьте любезны: знакомьтесь, изучайте, разочаровывайтесь или убеждайтесь, если, конечно, английским владеете.

Примеры препаратов с недоказанной эффективностью

В этой главе я остановлюсь лишь на нескольких наиболее часто используемых препаратах, эффективность которых не была соответствующим образом подтверждена с позиции критериев оценки доказательной медицины.

Арбидол. Самый, пожалуй, распиаренный препарат, за которым тянется неблаговидный шлейф недобросовестной рекламы, коррупционных подозрений, откатов, лоббирования и разоблачений (вспомним, хотя бы, историю Голикова/Фармстандарт).

Между тем, такой ажиотаж вокруг Арбидола отмечается только в наших пенатах. В цивилизованном мире он не вызвал абсолютно никакого интереса: его попросту не считают за лекарственный препарат.

Проведенные клинические испытания не дают основания говорить о его эффективности;

Мезим-форте.

Как там в рекламе? «Для желудка не заменим!» Хотя действовать он должен не в желудке, а в кишечнике, где после растворения лекарственной оболочки высвобождаются содержащиеся в таблетке ферменты поджелудочной железы, улучшающие переваривание пищи.

Загвоздка в том, что заявленная производителем кишечнорастворимая оболочка растворяется еще в желудке под действием соляной кислоты, где и происходит инактивация содержащихся в таблетке ферментов, что делает прием препарата сопоставимым с приемом плацебо.

Корвалол. Любимый препарат наших бабушек, которые заливают его в себя чуть ли не ведрами. Попробуйте с пузырьком Корвалола въехать на территорию США: у вас ничего не выйдет, т.к. он просто-напросто запрещен к ввозу в эту страну из-за содержащегося в нем психотропного компонента — фенобарбитала.

Интересно, что фенобарбитал у нас внесен в список особо опасных психотропных веществ, но в то же время, благодаря Корвалолу, Валокордину и иже с ними, огромные количества фенобарбитала находятся в неконтролируемом безрецептурном обороте.

Ладно бы фенобарбитал, так ведь и эффективность Корвалола в плане влияния на течение и исход заболеваний сердца клинически не доказана. Это — пустышка, «нерабочий» препарат.

На самом деле, препаратов с недоказанной эффективностью великое множество. По странному совпадению большинство из них продолжает использоваться именно у нас, в то время как на Западе от них уже давным-давно отказались или же никогда не использовали.

У нас же они продолжают входить в архаичные стандарты диагностики и лечения заболеваний, разработанных еще при Царе Горохе.

Остается лишь надеяться, что когда-нибудь настанет день, когда нас будут лечить в соответствии с мировыми стандартами и критериями доказательной медицины.

Андрей Виталёв 

При использовании материала ссылка на www.webmedinfo.ru обязательна.

Источник: http://www.webmedinfo.ru/dokazatelnaya-medicina-vvodnyj-kurs.html

Доказательная медицина

Доказательная медицина

sdorinskayahttps://meduza.

io/feature/2018/10/05/tri-cheloveka-napisali-bezumnye-stati-dlya-nauchnyh-zhurnalov-i-ih-opublikovali

Двое американских ученых и британская журналистка решили проверить, как работает система публикации в научных журналах, — и отправили в них статьи, написанные на основе выдуманных (и зачастую абсурдных) исследований.

Многие научные издания приняли эти тексты к публикации; одна из статей даже успела войти в список лучших в истории журнала. 2 октября авторы проекта рассказали о результатах своего эксперимента в издании Areo — и пояснили, зачем они это сделали. «Медуза» кратко пересказывает их материал.

В 2017 году американские ученые Джеймс Линдси и Питер Богосян решили проверить гипотезу о том, что научные журналы, посвященные вопросам гендера, сексуальности и расы, готовы публиковать сколь угодно дикие статьи —лишь бы те укладывались в «правильную» идеологию.

Линдси и Богосян сформулировали несколько примеров положений, подтверждение которых, по их мнению, должно было гарантировать статье публикацию. Например:

  • Нет никаких когнитивных и психологических различий между мужчиной и женщиной, а специфика их стратегий в работе, сексе и семейной жизни объясняется чем-то другим.
  • У «западной медицины» нет никаких преимуществ перед традиционной.
  • У западных культурных ценностей нет никакого этического превосходства над незападными.
  • Ожирение — это сознательный и здоровый выбор человека в отношении своего тела.

Иными словами, статьи должны были быть посвящены неравенству и угнетению во всех их проявлениях.

Авторы проекта написали 20 бредовых статей. Многие из них были приняты к публикации, несколько статей напечатали

В мае 2017 года Линдси и Богосян опубликовали под своими именами статью в журнале с низким академическим рейтингом.

В ней утверждалось, что пенисы виноваты в глобальном потеплении — потому что «связь между гипермаскулинным доминированием в научном, политическом и экономическом дискурсе и непоправимым уроном экосистеме очевидна». (Журнал уже отозвал статью, издательство обещало разобраться и поменять систему.)

После этого ученые решили подтвердить свою гипотезу с помощью публикаций в более авторитетных изданиях. Для этого вместе с главным редактором интернет-издания Areo Хелен Плакроуз они написали 20 статей. Оформлены они были по всем академическим правилам: так, в каждой было много ссылок на предыдущие исследования в этой области, что оказалось важным для редакторов и рецензентов.

Тексты разослали в издания, которые возглавляли рейтинги в своих научных областях. Авторы заранее договорились, что признаются, если редактор спросит, не розыгрыш ли это. Не спросил никто. Семь статей были одобрительно отрецензированы и приняты к публикации. Четыре из них успели опубликовать. Вот о чем они были.

  • Мужчин можно выдрессировать так, чтобы они не поддавались склонности к сексуальному насилию, — как собак. Статья вошла в список 12 лучших публикаций издания, который подготовили к 25-летию журнала.
  • Накопление жировой ткани можно назвать формой бодибилдинга. Сейчас статья отозвана.
  • Рестораны, в которых официантки работают в откровенной одежде (например, в сети Hooters), способствуют объективации женщин. Чтобы сделать этот вывод, автор «исследования» (мужчина) вместе с участниками исследования два года ходил в этот ресторан. Статья до сих пор не отозвана, доступ к полной версии стоит 34,95 евро.
  • Если гетеросексуальные мужчины будут мастурбировать, используя секс-игрушки для анального проникновения, они будут лучше относиться к феминизму и трансгендерам. Статьядо сих пор не отозвана, доступ к полной версии стоит 34,95 евро.

А вот о чем были работы, которые приняли к публикации, но не напечатали:

  • Ирония и сатира недопустимы при критике исследований, посвященных социальной справедливости.
  • Стихотворный монолог разведенной феминистки. (Статья должна была появиться в журнале о поэтической терапии.)
  • Отрывок из «Моей борьбы» Адольфа Гитлера — он был отредактирован так, что текст превратился в апологию феминизма.

Еще несколько статей приняли к рецензированию; в некоторых случаях редакторы успели прислать желательные правки:

  • «Феминистская» порнография в отличие от любой другой хорошо влияет на отношение тех, кто ее смотрит, к женщинам.
  • Преподаватели должны унижать привилегированных учеников — например, сажать их на цепь.
  • Искусственный интеллект потенциально опасен, потому что он по умолчанию мужской и империалистический.
  • Современная астрономия — слишком сексистская. Необходимо создать феминистскую астрономию.
  • Транссексуалов угнетает цисгендерный язык на работе, даже если они этого не понимают.
  • Если мужчина мастурбирует, представляя себе настоящую женщину (без ее согласия), это можно назвать сексуальным насилием, даже если она не знает об этом (рецензенты в итоге рекомендовали не публиковать статью).
  • Другой отрывок из «Моей борьбы» Гитлера, в котором слово «евреи» заменили на «белые люди».

Любопытно, что авторы проекта четыре раза получали приглашение стать рецензентами в научных журналах.

Авторов эксперимента разоблачили до того, как они довели его до конца. Они подчеркивают, что не имеют ничего против гуманитарных наук

Летом 2018 года на статью про собак обратили внимание. О ней написали в твиттере Real Peer Review, борющемся за чистоту науки. Только после этого журнал попросил автора подтвердить свою личность (имя и институт были вымышленными), а затем отозвал публикацию. Потом подключились СМИ, и Линдси, Богосяну и Плакроуз стало понятно, что довести проект до конца не получится.

Авторы признались журналистке The Wall Street Journal в своем замысле и начали готовить итоговый текст для Areo. В нем ученые и журналистка еще раз объясняют свою позицию: эксперимент нужен был не просто ради веселья, а еще и потому, что наука сильно страдает от идеологической предвзятости. Линдси, Богосян и Плакроуз подчеркивают: они не считают, что изучение вопросов гендера, расы, сексуальности и близких тем целиком и полностью ненаучно — речь идет о том, что в этих областях много предвзятости, и поэтому система может пропускать откровенно бредовые статьи.
sdorinskaya sdorinskaya

Мне часто задают вопрос, можно ли справиться с психозом без нейролептиков?

Надо напомнить, что эра нейролептиков в психиатрии началась в 1950 году. До этого психиатры, в частности советские психиатры, искали причину психоза. Найдя и устранив причину психоза, естественно, они достигали редуцирования симптоматики.

Главной и основной задачей советской медицины было сохранение и восстановление трудоспособности человека.

Поэтому бережное отношение к телу человека, назначение ему только нужных лекарств, применение мягких и эффективных средств помощи, настороженное отношение и зачастую запрет на применение любого рода психоактивных веществ к пациентам, знание медицины как таковой, позволяли советским врачам достигать этой цели.

Сегодня же, выход человека из психоза без применения нейролептиков выглядит почти волшебством, а уж полное сохранение трудоспособности после психотического эпизода кажется совершенно нереальным.

Однако, это не так. И сегодня ещё одна наша история с хорошим концом.

sdorinskaya
Отчёт Goldman Sachs вызвал негодование и возмущение. Веб-сайт Boing Boing констатировал, что «капитализм несовместим с процветанием человека».

Выгодно ли фармкомпаниям вылечивать пациентов? Аналитик одного из крупнейших инвестиционных банков считает, что нет. 10 апреля Goldman Sachsразослал клиентам отчёт о состоянии рынка биотехнологий, в котором изложил неутешительные выводы.

Документ под названием «Геномная революция» (The Genome Revolution) попал в руки журналистов CNBC.

Если вы сторонник конспирологических теорий и давно говорите о «заговоре фармы и врачей», не спешите радоваться: аналитики Goldman Sachs предложили как минимум три возможных выхода из ситуации.

В отчёте, который цитирует CNBC, аналитик Салвин Рихтер (Salveen Jaswal Richter) задаётся вопросом: «Является ли излечение пациентов устойчивой бизнес-моделью?» И сама же отвечает: «Возможность потенциального «излечения одним уколом» — один из самых привлекательных аспектов генной терапии и редактирования генома. Но хотя этот проект представляет огромную ценность для больных и общества, он может стать проблемой для разработчиков генной терапии, которые хотят получать стабильную прибыль».

В качестве примера Рихтер приводит Gilead Sciences, Inc. (Калифорния) и её лекарства от гепатита C. Эффективность этих препаратов очень высока — более 90%.

В 2015 году, вскоре после появления лекарств на рынке, прибыль от их продажи составила 12,5 миллиардов долларов, но с тех пор она неуклонно падала. По прогнозам Goldman Sachs, в этом году Gilead заработает на таблетках от гепатита C менее 4 миллиардов.

Рихтер объясняет: дело не только в том, что здоровым препараты больше не нужны, но и в том, что излечившиеся не передают болезнь дальше. Таким образом, число потенциальных потребителей резко уменьшается — и сказанное справедливо не только для гепатитов, но и для других инфекций.

В то же время рак и другие болезни, у которых заболеваемость остаётся относительно стабильной, менее рискованны для бизнеса.

Прежде чем обвинять фармкомпании в корысти, стоит вспомнить о том, что разработка новых лекарств и проведение клинических исследований стоят дорого. Компании пытаются «отбить» эти деньги, что может быть не так-то просто, если речь идёт о лечении редких заболеваний.

Например, на прошлой неделе корпорация GlaxoSmithKline продала стартапу Orchard Therapeutics права на генетические препараты для лечения редких болезней.

Но когда главу Orchand спросили, сможет ли компания заработать на новых приобретениях, он не дал однозначного ответа.

Аналитик Goldman Sachs предложила три варианта решения проблемы:

  1. Ориентироваться на обширные рынки: например, на рынок лекарств от гемофилии, который растёт со скоростью 6—7% в год.
  2. Ориентироваться на болезни с высокой заболеваемостью.
  3. Постоянно расширять портфолио.

sdorinskaya sdorinskayaОтветы на вопросы о побочных эффектах никотиновой кислоты. sdorinskaya sdorinskaya sdorinskaya sdorinskaya

Этот день, 26 февраля, учрежден в день смерти Кати Ковалёвой,  шестнадцатилетней девушки, погибшей в психиатрических застенках.

Трагическая судьба этой молодой, жизнерадостной девушки разбивает сердце, а цинизм психиатров, которые её «лечили» столь же омерзителен, сколь и обычен.

Катя Ковалёва, 13-и летняя смешливая девчушка, поддавшись современным тенденциям решила сесть на диету. И, со свойственному подростку максимализму, не удержалась в рамках разумного. Катя получила рези в животе и голодный галлюциноз.

При поступлении в соматическую больницу, когда врачи в приемном покое услышали, что Катя испытывает галлюцинации,они просто переправили её в психиатрическую больницу имени Н.Н. Солодникова города Омска.

За три года девочка пережила несколько госпитализаций в психиатрический стационар. Очевидно, что никаких улучшений не последовало, а от психиатрических таблеток девочку еще больше раздуло, у неё начало выделяться молоко. Девочка решила покончить с собой. Ребенка откачали и опять направили к психиатрам.

Девочку накачивали галоперидолом, аминазином, циклодолом, амитриптилином, карбамазепином, сердолектом.

Во время последней госпитализации Катя почувствовала себя плохо. Мама пообщалась с лечащим психиатром, и та определила, что девушка притворяется, чтобы не пить таблетки.

Со слов девушек, лежавших с Катей в палате, мать узнала, что накануне ее дочь упала в обморок, ее рвало, но никаких мер помощи мед.персоналом предпринято не было. Ночью подруги услышали, что девушка стала задыхаться и позвали дежурную сестру.

Просьба о помощи была проигнорирована. Утром Катя была найдена мертвой в палате.

  http://ibhrmh.wixsite.com/2602

Источник: https://evidenbasedmed.livejournal.com/

Доказательная медицина — что это и в чем заключается

Доказательная медицина

Подход к медицинской практике, основанный на доказательствах, именуется как доказательная медицина.  Все свои решения специалисты принимают, исходя из имеющихся доказанных результатов о безопасности использования и эффективности средств.

Что такое доказательная медицины

Точного определения «доказательной медицины» пока что не существует, но концепции и предлагаемые подходы широко распространяются. На английском термин называется «Evidence-based medicine».

  Предполагается, что доказательная медицина — это сбор, интерпретация, анализ и обобщение информации, что позволяет принимать доказанные научно решения насчет диагностики, лечения и профилактики заболеваний.

Профессиональное сообщество признало доказательную медицину одним из выдающихся достижений в медицинской практике, но она не преподается ни в одном университете. Некоторые ВУЗы создали у себя факультативные курсы. На сегодняшний день многие общепринятые медицинские теории и методы лечения не подвергались адекватной проверке на предмет эффективности.

Принципы доказательной медицины

В основах доказательной медицины стоит проверка адекватности медицинских методов через клинические исследования. Практика доказательной медицины – применение полученных из исследований данных в повседневной работе врача.

Есть страны, которые признали определенные правила по проведению опытов по стандарту «Надлежащая клиническая практика» (Good Clinical Practice, GCP). Это касается и выполнения лабораторных исследований по стандарту GLP, правила производства препаратов – по GMP.

Основы доказательной медицины (ДМ)

История доказательной медицины

Термин впервые был употреблен эпидемиологами из Университета Мак-Мастера в 1990 году в Торонто, Канада.

Сама идея доказательной медицины возникла в 1830 году, а основоположником такого подхода можно назвать французского врача П. Луи.

Специалист провел клинические исследования, на основании которых, назвал метод кровопускания не эффективным при лечении пневмонии. Хотя предпосылки стали появляться еще ранее.

История доказательной медицины по годам

За эпохой Возрождения следовал донаучный период медицины, когда ученые стали опровергать прежние знания о мире. Это коснулось физики, астрономии, анатомии, эмбриологии и физиологии.

Несмотря на многочисленные открытия многие ученые опирались на старые представления о медицине. Ранее, специалисты считали, что самочувствие и здоровье человека зависит от 4-х жидкостей – черной и желтой желчи, слизи и крови.

Если бы не специалисты доказательной медицины, тогда эту теорию не опровергли бы.

Уровни доказательности

В год зарождения доказательной медицины была предложена специальная оценочная система. Оценки обозначаются буквами (от A  до D) либо римскими цифрами (от 1 до 4).

С возрастанием порядкового номера качество исследований падает. Примерное обозначение уровней доказательности и методы исследования:

  • Класс А или уровень 1 – двойной метод слепого исследования, анализ результатов опытов.
  • Класс B или уровень 2 – малые рандомизированные контролируемые исследования (РКИ).
  • Класс C или уровень 3 – ограниченное количество пациентов и нерандомизированные опыты.
  • Класс D или уровень 4 – проблему решает группа экспертов.

Центры доказательной медицины

Северо-западный центр доказательной медицины «Просвещение» в городе Санкт-Петербурге работает с 8 до 19 каждый день, кроме воскресенья.

В медицинском учреждении можно пройти кольпоскопию, лабораторное диагностирование, курс массажа и УЗИ. В Центре также осуществляется суточный мониторинг АД и ЭКГ.

Врачи в Северо-Западном Центре специализируются на таких заболеваниях как:

  • остеохондроз;
  • остеоартрозы;
  • патологии связок и сухожилий;
  • невропатии с онемением пальцев.

В Самарской области есть специальная лаборатория доказательной медицины (Сызрань, переулок Достоевского 22). Работает лаборатория Сызрань, как ее часто называют, каждый день с 7 утра до 19 вечера. Официального сайта медицинское учреждение не имеет, но в интернете можно найти ее отображение на карте, номер телефона.

Клиника доказательной медицины – многопрофильный медицинский центр, который находится в городе Нижневартовск. Клиника предоставляет:

  • все виды ультразвукового обследования для взрослых и детей;
  • услуги по акушерской практике, гинекологии;
  • скрининговые УЗИ новорожденных;
  • услуги по лечению онкозаболеваний.

Развитие доказательной медицины

Данное направление стремительно развивается. Существует общество специалистов по доказательной медицине, которое получило регистрацию в 2003 году. Главными направлениями деятельности ОСМД являются:

  1. Обучение, связанное с проведением клинических и эпидемиологических исследований.
  2. Огласка итогов опытов.
  3. Разработка программы по внедрению полученных достижений.
  4. Экспертиза качества научных трактатов.
  5. Биомедицинские и социоэпидемиологические исследования.

Любой интересующийся этой темой человек может пообщаться на специальных форумах по доказательной медицине. На подобных форумах можно найти словарь статических терминов, материалы, пообщаться с консультантами и настоящими профессорами медицинских наук.

Чем традиционная медицина отличается от доказательной

Медицина развивалась с течением времени. Понятия, методы клинических исследований, разработка новых лекарств – все это изменяло и дополняло современную медицину. Главное отличие традиционной медицины от доказательной является то, что последняя постоянно перепроверяется заинтересованными лицами.

Как обычный человек может использовать полученные другими учеными результаты и зачем это нужно? Если зайти на форум доказательной медицины и выбрать тему «Список лекарств с недоказанной эффективностью», то можно узнать действительно ли помогает данный препарат или стоит поискать аналог. На форуме люди также обсуждают лекарственное взаимодействие медикаментов.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Политика конфиденциальности и использования файлов сookie: Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться этим сайтом, вы соглашаетесь с их использованием.
Дополнительную информацию, в том числе об управлении файлами cookie, можно найти здесь: Политика использования файлов cookie

Источник: https://medicina.top/dokazatelnaya-medicina-chto-eto-i-v-chem-zaklyuchaetsya/

Критериями качества клинических руководств являются:

  1. Доверие. Их составителями должны быть признанные эксперты в данной области.
  2. Валидность. Они должны приводить к улучшению результатов лечения и исходов заболевания.
  3. Репрезентативность. Их составители должны быть независимы.

  4. Применимость в клинике и гибкость.
  5. Ясность (четкость).
  6. Надежность.
  7. Прозрачность. Необходимо наличие описания процесса подготовки: имена экспертов и рецензентов, использование информации.
  8. Запланированное обновление.

Классы рекомендаций:

Класс I. Доказательства и/или общее согласие, что данные методы диагностики/лечения – благоприятные, полезные и эффективные.

Класс II. Доказательства противоречивы и/или противоположные мнения относительно полезности/эффективности лечения.

Класс II-А. Большинство доказательств/мнений в пользу полезности/ эффективности

Класс II-В. Полезность/эффективность не имеют достаточных доказательств/ определенного мнения.

Класс III. Доказательства и/или общее согласие свидетельствует о том, что лечение не является полезным/эффективным и, в некоторых случаях, может быть вредным.

В зависимости от достоверности клинических испытаний различают следующие уровни доказательности:

Уровень А. Доказательства основаны на данных многих рандомизированных клинических исследований или мета-анализов.

Уровень Б. Доказательства основаны на данных одного рандомизированного клинического исследования или многих нерандомизированных исследований.

Уровень С. Согласованные мнения экспертов и/или немногочисленные исследования.

Но на сегодняшний день достаточно большое количество специалистов не пользуется рекомендациями ввиду того, что они либо не осведомлены о их существовании, либо не хотят ими пользоваться, руководствуясь собственным клиническим опытом и своей высокой загруженностью.

Также в противовес доказательной медицине, основанной на массовых исследованиях, предоставляется talented medical care – индивидуализированный подход к лечению каждого пациента. Часто подобные убеждения могут быть опасны ввиду низкой квалификации специалистов.

Также опасен и подход к лечению на основании собственного клинического опыта, ведь назначая годами одну и ту же схему лечения, доктор может не знать и не интересоваться схемами, которые новее и гораздо безопаснее.

Часто, подобные врачи манипулируют в противовес своим авторитетом и эмоциональным воздействием на коллег или родственников больного, опираются на провидение и внушающий доверие внешний облик, прибегают к гипердиагностике под влиянием собственной нервозности или неуверенности, или не прибегают к диагностическим процедурам вообще.

Сейчас происходит лишь становление отечественной медицины на путь медицины доказательной. Возможно это не произошло ранее из-за высокой изоляции советской науки от мировых научных сообществ, низкого доверия отечественных ученых статистическим методам исследования. Так, в 1940 г. в сборнике докладов академии наука СССР, академик Т.Д.

Лысенко пишет: «Я не чувствую себя достаточно компетентным, чтобы разбираться в этой системе математических доказательств. К тому же, меня, как биолога, сейчас не интересует вопрос о том, хорошим или плохим математиком был Мендель. … Нас, биологов, не интересуют математические выкладки, подтверждающие практически бесполезные статистические формулы менделистов».

За ним последовала и статья Э. Кольмана, имевшего схожее мнение «Мы, биологи, не желаем подчиняться слепой случайности (хотя математически и допустимой) и утверждаем, что биологические закономерности нельзя подменять математическими формулами и кривыми.

Теория вероятностей и статистический метод исследования являются лишь вспомогательными орудиями в конкретной науке (например, в политической экономии, в физике, в биологии). В зависимости от того, какая конкретная теория контролирует ее применение, статистика будет давать результаты, правильно или неправильно отражающие материальную действительность».

Но при этом, в дореволюционной России статистические методы активно изучались. Так, Н. И. Пирогов писал: «Я принадлежу к ревностным сторонникам рациональной статистики и верю, что приложение ее к военной хирургии есть несомненный прогресс». В современной России по сей день практически не организуются рандомизированные исследования.

В то же время растет доверие к сомнительным, не имеющим доказательств эффективности, рекламируемым методам диагностики и лечения, как у пациентов, так и у их лечащих врачей. К сожалению, методы эти часто не эффективны или даже опасны.

Использованные материалы:

http://medi.ru/doc/851115.htm

http://www.update-software.com

Елена Лисицына

Источник: http://old.medach.pro/clinical/pharm/evidence-based_medicine/

Доказательная медицина: наконец-то развенчаны главные мифы

Доказательная медицина

Реальность: Это не так. Доказательная медицина — это скорее философия современной медицины. Непредвзятый инструмент для оценки исследований и принятия клинических решений, направленный на получение научных доказательств эффективности и безопасности.

Миф 2. Доказательную медицину придумали крупные фармкомпании, чтобы выдавить с рынка более слабых конкурентов

Реальность: Это не совсем так. Сначала фармкомпании были резко против доказательной медицины и всеми силами препятствовали ее распространению. Они понимали, что им придется нести дополнительные и очень серьезные расходы, выполняя исследования по критериям доказательной медицины. Ведь раньше они могли выпустить препарат без исследований эффективности и безопасности.

Достаточно вспомнить кокаин и героин, которые долгое время выпускались в качестве лекарств. Или печально знаменитый талидомид, который прекрасно справлялся с бессонницей у беременных, однако вызывал тяжелейшие поражения плода. С введением доказательной медицины это стало невозможно.

Сейчас фармкомпании пытаются использовать доказательную медицину в своих целях, однако врачебное сообщество активно ставит барьеры на их пути, в том числе с помощью специальных независимых компаний, контролирующих испытания лекарств и независимых же объединений врачей (например, «Кокрановское сотрудничество»), которые оценивают качество проведенных исследований и их значимость для клинической медицины.

Самыми же сильными барьерами являются качественное образование конкретного врача, который обладает развитым критическим мышлением и навыком работы с научно-медицинской литературой, а также открытость данных о клинических испытаниях, что позволяет пациентам контролировать лечение, назначенное врачом.

Миф 3. Доказательная медицина — это придумка американской военщины, направленная на уничтожение уникальной советской/российской медицинской школы!

Реальность: На самом деле термин и основные постулаты доказательной медицины сформулировали канадцы, а исследования по принципам доказательной медицины (хотя про нее тогда еще никто не знал) проводились еще в 1940-х годах.

Доказательная медицина — это закономерная эволюция медицины от личного опыта врача и научных школ к статистически достоверным данным, полученным в ходе научных исследований и подвергнутым разумной критике.

Миф 4. Доказательная медицина — это ужасно дорого, что делает невозможным исследование многих старых лекарств и методов лечения

Реальность: Это правда лишь отчасти… Причем от очень маленькой части. На самом деле действительно дорого испытывать новые лекарства, про которые ничего не известно.

Старые же препараты исследовать гораздо проще и намного дешевле.

Многие из них, кстати, прекрасно исследованы в соответствии с критериями доказательной медицины — впрочем, как и методы лечения, такие как, например, рефлексотерапия или гомеопатия.

Якобы высокая стоимость часто приводится как аргумент недобросовестными фармкомпаниями и всяческими шарлатанами, для того чтобы избежать качественных исследований, которые с большой вероятностью продемонстрируют полную бесполезность, а возможно, и опасность исследуемых препаратов и методов.

Миф 5. Доказательная медицина — это клинические рекомендации/стандарты и т. д., которые убивают клиническое мышление врача

Реальность: Как бы не так. Клинические рекомендации (они же гайдлайны) — это совокупность самых последних исследований по конкретной проблеме, подвергнутая критической оценке и сконструированная для удобного применения в клинической практике. Рекомендации — это не закон.

Они не строго обязательны к исполнению, однако это путеводная нить, отступление от которой требует от врача не только огромного опыта и высокого интеллекта, но и отличного знания этих самых рекомендаций.

Важно понимать, что любое отступление от рекомендаций должно быть тщательно обосновано.

Миф 6. Доказательная медицина проповедует лечение болезни, а не больного, то есть пациент вторичен

Реальность: Для того чтобы опровергнуть этот тезис, достаточно вспомнить классическое определение доказательной медицины: доказательная медицина — подход к медицинской практике, при котором решения о применении профилактических, диагностических и лечебных мероприятий принимаются исходя из имеющихся доказательств их эффективности и безопасности, а такие доказательства подвергаются сравнению, обобщению и широкому распространению для использования в интересах пациентов (Evidence-Based Medicine Working Group, 1993). Именно интересы пациентов, а не лечение конкретных болезней являются основой доказательной медицины.

Миф 7. Клинические решения, принятые на основе доказательной медицины, всегда дороже для пациента и для государства, чем решения, принятые на основании опыта конкретного врача или мнения экспертов

Реальность: Совсем нет. Скорее даже наоборот! На самом деле доказательная медицина выгодна не только для конкретного пациента, но и для здравоохранения в целом.

Доказательная медицина позволяет избежать ненужных затрат на лекарства с недоказанной эффективностью. Например, с точки зрения доказательной медицины эффективных лекарств для лечения ОРВИ не существует.

Более того, ОРВИ вообще не требует какого-либо лечения, кроме симптоматического (промывание носа, снижение высокой температуры и так далее).

Теперь посчитай, сколько ты тратишь на иммуномодуляторы, противовирусные препараты или витамины для себя или своего ребенка, и поймешь, что экономия ощутима.

Вывод же препаратов с недоказанной эффективностью из списка ЖНВЛП (жизненно важные и необходимые лекарственные препараты, которые закупаются государством и в связи с этим прописываются в российских клинических рекомендациях) позволил бы сэкономить миллиарды рублей и пустить их на более важные проблемы здравоохранения.

Неужели доказательная медицина настолько хороша?

Все не так просто. К сожалению, доказательная медицина — это далеко не идеальный инструмент. Вот лишь некоторые недостатки этой системы:

— Клиническая значимость исследований и систематических обзоров (анализ сразу нескольких исследований по одной проблеме, позволяющий сделать общие выводы) зачастую очень мала, а сами обзоры выполнены некачественно.

— Доказательная медицина достаточно сложна для восприятия врачами и требует высокого уровня образования, интеллекта, а также много времени для поддержания и обновления знаний.

— Далеко не все лекарства и методы могут быть проверены в соответствии с критериями ДМ. Например, практически невозможно провести качественное исследование лекарств для лечения орфанных (редких) заболеваний из-за невозможности набрать достаточное количество пациентов для полноценного анализа.

— Несмотря на выстроенную методологию проведения исследований, данные могут быть ошибочны или неправильно интерпретированы, в том числе в угоду недобросовестным фармкомпаниям.

— Группы пациентов, на которых проводятся исследования, далеко не всегда соответствуют реальным пациентам, которые будут получать исследованное лечение.

— Высокая стоимость и длительные сроки исследования новых методов и лекарств существенно замедляют их вывод на рынок, задерживая эффективное лечение, которое могло бы помочь множеству пациентов.

— Применение принципов ДМ в реальной клинической практике требует от врача гораздо больше времени, в том числе и на общение с конкретным пациентом, чем позволяют дать существующие модели здравоохранения.

Тем не менее, несмотря на все недостатки, которых гораздо больше, чем перечислено выше, ДМ — это лучшее из того, что мы имеем на сегодняшний момент для принятия клинических решений.

Источник: https://mhealth.ru/health/organizm/mify_o_dokazatelnoj_medicine/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.